Главная | Карта сайта
Страхование
Организация страхового дела и правовое регулирование страховой деятельности, содержание, классификация и элементы страхования, страхование в системе международных экономических отношений, страховые организации и менеджмент в страховании, методология актуарных расчетов страховых тарифов, социальная сущность страхования, страхование в туризме, участники страховых отношений.
Разное
история страхования
классификация страхования
страховая организация
страхование в туризме

Страхователь

В соответствии с п. 1 ст. 5 Закона о страховом деле страхователями признаются юридические и дееспособные физические лица, заключившие со страховщиками договоры страхования либо являющиеся страхователями в силу закона.

Как видно, легальное определение правового положения страхователя устанавливает правовой статус лица, заключающего договор страхования, без определения дополнительных или квалифицирующих признаков, которыми должен обладать страхователь.

Тем не менее прежде чем провести анализ правового положения страхователя, определенного законодателем, рассмотрим несколько мнений по данному вопросу, высказанных исследователями страхового дела.

Т.С. Мартьянова считает, что страхователем (полисодержателем) признается правосубъектное физическое или юридическое лицо, имеющее страховой интерес и вступившее на предусмотренных в законе правилах страхования соответствующего вида или определенных в договоре условиях в конкретное обязательство по страхованию со страховой организацией (страховщиком).

Определяя правое положение страхователя как одного из участников страхового обязательства, Т.С. Мартьянова выделяет два характеризующих его основных признака. Первый признак заключается в правосубъектности страхователя, а второй - в обязательном наличии у страхователя страхового интереса. Что касается первого признака - правосубъектности, который характеризуется правоспособностью и дееспособностью страхователя, то он является общеправовым признаком для всех лиц, вступающих в любые гражданско-правовые отношения. А вот применительно ко второму признаку - наличию у страхователя страхового интереса, данная точка зрения требует некоторого пояснения и определенной корректировки.

Безусловно, основу страховой сделки должен составлять страховой интерес определенного лица. Но всегда ли этот интерес является интересом только страхователя или может быть интересом и другого лица? В принципе, законодатель на данный вопрос дает совершенно определенный ответ, указывая, что в договоре страхования страховой интерес может быть либо у страхователя, либо у любого другого лица, называемого выгодоприобретателем (п. 1 ст. 930 ГК РФ). На наш взгляд, Т.С. Мартьянова, полагая, что страхователь должен обладать страховым интересом, имела в виду (во всех случаях) общий принцип заинтересованности участника любой гражданско-правовой сделки в ее реализации, в том числе в реализации договора страхования. Подобного рода заинтересованность страхователя в договоре страхования раскрыл Ю.Б. Фогельсон, полагающий, что договор страхования, который заключается страхователем и в котором именно страхователь является кредитором в страховом обязательстве, заключается не только и не столько в интересах третьих лиц, сколько в интересах страхователя. Даже в том случае, когда застрахованное лицо, т.е. лицо, интерес которого застрахован, не является страхователем. Защита интересов застрахованного лица и выгодоприобретателя осуществляется лишь постольку, поскольку интерес страхователя состоит в том, чтобы был защищен интерес этих лиц.

Принимая во внимание общую заинтересованность страхователя в защите интересов других лиц, которую имел в виду Ю.Б. Фогельсон, рассуждения Т.С. Мартьяновой об обязательном наличии интереса у страхователя вполне логичны. Но если она подразумевала, что страхователь наряду с субъективными интересами выгодоприобретателя или застрахованного лица параллельно имеет в договоре страхования и свой субъективный страховой интерес, данная точка зрения не соответствует положениям ст. 930 ГК РФ.

С позицией Т.С. Мартьяновой совпадают рассуждения В.С. Белых и И.В. Кривошеева о том, что страхователь должен обладать правосубъектностью и страховым интересом. Что касается первого признака, данное мнение общеизвестно и не требует какого-либо дополнительного исследования. Но применительно к характеристике второго признака В.С. Белых и И.В. Кривошеев, полагая так же, как Т.С. Мартьянова, что страхователь обладает страховым интересом, даже если в договоре страхования имеется субъективный интерес выгодоприобретателя, вместе с тем делают некоторое исключение из этого правила в отношении лишь застрахованного лица. В данном случае авторы ограничились лишь одной нормой законодательства, которая прямо определяет страховых интерессентов - страхователя и выгодоприобретателя. А поскольку законодатель прямо не определил наличие страхового интереса у застрахованного лица, то это, по мнению авторов, законом подразумевается.

Н.С. Ковалевская, раскрывая правовое положение страхователя, несколько его расширила, полагая, что страхователь - это лицо, которое в силу закона или договора обязано уплатить страховщику страховую премию (плату за страхование), а при наступлении предусмотренного события (страхового случая) вправе требовать от страховщика страховую выплату себе либо выгодоприобретателю, если страхование производится в пользу третьего лица.

В своих тезисах Н.С. Ковалевская выделила те особенности правового положения страхователя, которые в наибольшей степени характеризуют его прежде всего как участника страховых правоотношений - участника договора страхования, обладающего определенными правами и обязанностями. Являясь участником договора страхования, страхователь выполняет те функции, от надлежащего исполнения которых зависит дальнейшая реализация этого договора. Особо следует выделить обязанность страхователя по уплате страховых премий, хотя в соответствии со ст. 939 ГК РФ обязанность по выплате страховой премии может быть возложена и на выгодоприобретателя.

В.В. Шахов, придерживаясь именно этой точки зрения при определении правового положения страхователя в договоре страхования, полагал, что страхователь - это лицо, уплачивающее страховую премию, так как самой важной обязанностью страхователя является уплата страховщику страховой премии (страховых взносов) в установленные договором страхования сроки.

М.И. Брагинский считает, что страхователем именуют того, кто заключил со страховщиком договор страхования либо является таковым в силу закона. Данным суждением автор полностью воспроизводит легальное определение страхователя, данное в ст. 5 Закона о страховании, не увязывая страхователя с вышеизложенными признаками (имеются в виду наличие интереса и обязанность по уплате страховой премии). Тем самым М.И. Брагинский вполне обоснованно дает понять, что страхователем может выступать любое лицо, обладающее признаком правосубъектности, заключившее договор страхования.

На практике часто возникает вопрос о правомерности заключения договора страхования с лицом, не имеющим страхового интереса. Представляется, что на данный вопрос можно ответить положительно, так как законодатель не определяет обязательное наличие страхового интереса у страхователя, имея в виду, что интерес может быть и у других лиц - выгодоприобретателя по имущественному страхованию (ст. 930 ГК РФ) либо у застрахованного лица по личному страхованию.

В свое время классик российской цивилистики Г.Ф. Шершеневич утверждал, что страхователем может быть только тот, кто заинтересован в застрахованном имуществе. Но при этом Г.Ф. Шершеневич апеллировал к итальянскому Торговому кодексу. Однако применение данного тезиса в современных условиях, с учетом действующего страхового законодательства, на наш взгляд, не совсем оправданно, так как законодатель допускает заключение договора страхования в пользу третьих лиц даже при отсутствии страхового интереса у лица, вступающего в страховые правоотношения (имеется в виду, у страхователя) (ст. 930 ГК РФ).

В отличие от Г.Ф. Шершеневича В.П. Крюков - представитель российской цивилистикой школы первой четверти ХХ в., считал иначе и не привязывал императивно страхователя к страховому интересу. В частности, В.П. Крюков отмечал, что в объявлении (имеется в виду в заявлении на страхование. - В.А.) прежде всего указывается страхователь, который обращается к страховщику с просьбой принять на страх известный объект на основании известных ему полисных условий. А затем уже определяются начало и конец страхования, местонахождение имущества, кому оно принадлежит и на каких условиях, кто является страхователем и кто собственником и какое юридическое и фактическое отношение имеет он к страхуемому объекту.

Последнее суждение В.П. Крюкова о том, что в заявлении на страхование указывается страхователь либо собственник, а также их отношение к страхуемому объекту, также дает основание полагать, что у страхователя может и вовсе не быть страхового интереса, с учетом того, что страховой интерес совершенно определенно может быть у другого названного в договоре лица. Отношение лица к страхуемому объекту - вот что является основополагающим для В.П. Крюкова при определении лица, обладающего субъективным страховым интересом.

Достаточно интересным является суждение о правовом положении страхователя, высказанное современным исследователем страхового права А.И. Худяковым, который рассматривает страхователя как субъекта страхового отношения, страхующего определенный имущественный интерес и имеющего право требовать от страховщика страховой защиты этого интереса. Данным тезисом А.И. Худяков, полагая, очевидно, что фундаментом договора страхования является страховой интерес, предложил весьма оригинальное определение страхователя как лица, страхующего страховой интерес, но не абстрактный интерес, а интерес определенного лица, которое вправе требовать страховое возмещение.

Обобщенный анализ изложенных мнений и суждений о правовом положении страхователя с учетом положений ст. 5 Закона о страховом деле позволяет выделить следующие основные признаки, характеризующие правовое положение страхователя:

- наличие статуса юридического лица или дееспособного физического лица;

- непосредственное участие в договоре страхования, в том числе в силу закона;

- заинтересованность в заключении договора страхования в качестве непосредственного страхового интерессента, либо в пользу другого - третьего лица, имеющего в соответствии со ст. 930 ГК РФ страховой интерес, в том числе в пользу застрахованного лица;

- обладание в полной мере всеми правами и обязанностями по договору страхования, за исключением права на получение страхового возмещения, в тех случаях, когда договор заключен в пользу третьего лица.

Совокупность изложенных признаков позволяет дать следующее определение страхователя.

Страхователь - лицо, заключающее договор страхования в свою пользу или в пользу другого лица на добровольной основе либо в силу закона.

На наш взгляд, в законодательном определении правового положения страхователя нет необходимости выделять юридический статус лица, заключающего договор страхования, т.е. указывать на то, что страхователем может быть юридическое или дееспособное физическое лицо. Дело в том, что договор страхования является обычной гражданско-правовой сделкой, которая по общим правилам (ст. 153 ГК РФ) заключается действиями граждан и юридических лиц. Граждане могут приобретать гражданские права и обязанности, т.е. заключать гражданско-правовые сделки только по правилам ст. 21 ГК РФ, которая определяет, что гражданская дееспособность наступает по достижении 18летнего возраста. Это общее правило о дееспособности физических лиц за исключениями, предусмотренными гл. 3 ГК РФ. Поэтому нет необходимости в дублировании общих положений гражданского законодательства о правосубъектности физических лиц, позволяющих им заключать договоры страхования.

По большому счету речь здесь идет о законодательной технике, которую необходимо использовать с учетом общих норм гражданского законодательства для простоты и лаконичности изложения содержания закона и упрощения восприятия правовых норм. В принципе, аналогичная ситуация существует и с правовым положением юридического лица, так как правоспособность последнего возникает с момента его создания в соответствии с общими нормами гражданского законодательства.

Вопрос обязательного наличия или отсутствия у страхователя страхового интереса заключается в том, что согласно ст. 930 и 934 ГК РФ, договор страхования может быть заключен в пользу третьих лиц - выгодоприобретателя и застрахованного лица, т.е. лиц, которые не являются участниками (сторонами) договора страхования. Другими словами, лицо, заключающее договор страхования, именуемое страхователем, вправе заключить договор страхования не в своем страховом интересе, а интересе других лиц. Поскольку страховой интерессент в процессе реализации договора страхования получает определенную материальную выгоду - страховое возмещение, то можно утверждать, что пользу по таким договорам страхования получают третьи лица, а не страхователь.

Именно поэтому проще всего при определении правового положения страхователя указать его право на заключение договоров страхования в пользу определенных лиц, названных в договоре, без обозначения страхового интерессента, в том числе интереса непосредственно страхователя. В противном случае законодательная регламентация об обязательном наличии страхового интереса у страхователя приведет к ограничению гражданских прав лиц, желающих заключить договоры страхования в пользу третьих лиц, что допускается ст. 430 ГК РФ. А формулировка "в пользу определенных лиц" позволит в полной мере реализовать право страхователя на заключение договоров страхования как в свою пользу, так и пользу третьих лиц, которые будут определены в момент заключения договора страхования.

Следует отметить, что одним из существенных признаков, характеризующих правовое положение страхователя в договоре страхования, является совокупность прав и обязанностей данного участника договора, которыми наделил его законодатель. Особого внимания здесь заслуживают положения ст. 939 ГК РФ о перераспределении обязанностей по исполнению условий договора страхования между страхователем и третьими лицами. Заключение договора страхования в пользу выгодоприобретателя, в том числе тогда, когда им является застрахованное лицо, не освобождает страхователя от выполнения обязанностей по этому договору, если только договором не предусмотрено иное либо обязанности страхователя выполнены лицом, в пользу которого заключен договор.

Положение данной нормы закона является наглядным свидетельством того, что договор страхования может быть заключен в пользу третьих лиц. При этом законодатель не освобождает страхователя от выполнения обязанностей по договору страхования, которые возлагаются в целом на кредитора, если иное не предусмотрено договором страхования. Обязанности по исполнению условий договора страхования со стороны кредитора, независимо о того, в чью пользу он заключен, могут быть перераспределены между лицами, которые заинтересованы в реализации данного договора (между страхователем, выгодоприобретателем или застрахованным лицом), причем в любом объеме этих обязанностей. Поэтому нет острой необходимости на законодательном уровне дополнять статус страхователя обязательным признаком уплаты страховой премии.
сущность страхования
правовое регулирование
методология расчетов
страхование в МЭО
участники страхования
Формы взаимодействия участников страхования:
элементы страхования
Copyright 2011-2013 © Страхование