Главная | Карта сайта
Страхование
Организация страхового дела и правовое регулирование страховой деятельности, содержание, классификация и элементы страхования, страхование в системе международных экономических отношений, страховые организации и менеджмент в страховании, методология актуарных расчетов страховых тарифов, социальная сущность страхования, страхование в туризме, участники страховых отношений.
Разное
история страхования
классификация страхования
страховая организация
реклама
кондитерская Славишна
свадебный торт
(кондитерская Славишна - кондитерские изделия на свадьбу на заказ)
страхование в туризме

Страховой риск

Категория риска в гражданском праве - пожалуй, вторая по значимости категория после интереса. Если интерес как категория в гражданском праве является проектом или моделью имущественной потребности субъектов права, то риск - это возможность удовлетворения данной имущественной потребности, ибо как только субъект права проявляет имущественный интерес к чему-либо, он уже подвергает себя риску удовлетворения или неудовлетворения этого интереса. Другими словами, у кого есть интерес, тот рискует, а у кого нет интереса, тому нечем рисковать.

Риск как категория гражданского права был и остается предметом глубоких доктринальных исследований. Данная категория пронизывает практически все институты гражданского права, охватывая их объективные и субъективные признаки. Поэтому риску уделяется столь значительное внимание в доктрине гражданского права.

Что касается страховой отрасли гражданского права, категория риска, по сути, имеет фундаментальное значение, так как только при наличии риска у заинтересованного в страховании лица можно выстроить ту или иную страховую конструкцию или модель. Об этом свидетельствует этимология слова "риск", включающая в себя совокупность тех признаков, которые позволяют смоделировать необходимую страховую конструкцию.

Традиционно, как и большинство других правовых терминов, слово "риск" перенято из иностранного языка, происходит от итальянского слова risico, обозначающего "лавировать", которое по своей сути является наиболее близким к русскому пониманию значения слова "риск". В русском языке понятие "риск" имеет несколько определений. Несмотря на их схожесть, слово "риск" описывается по-разному. Наиболее удачное определение слово "риск" как страховой термин получило в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, где риск описывается как опасность, угрожающая страховому объекту каким-либо вредом, за которую страховое учреждение обязано вознаградить страхователя.

Есть еще одно доктринальное определение риска, которое, на наш взгляд, отражает характерные особенности страхового риска. Так, в частности, Н.А. Дедова определяет риск как опасность или случайность, от которой производится страхование. Вместе с тем, по мнению этого автора, можно считать, что риск - степень и величина ожидаемой опасности. В данном определении риска Н.А. Дедова в полной мере охватила самые существенные признаки страхового риска.

Что касается легального определения страхового риска, оно дано в ст. 9 Закона о страховом деле, в которой под страховым риском понимается предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование. Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаком вероятности и случайности его наступления.

Совокупный анализ указанных определений страхового риска - словарного, научного и легального - предоставляет возможность раскрыть в полном объеме значение категории риска в страховании и его основные признаки.

Раскрывая содержание указанных определений страхового риска, можно отметить, что категория риска в страховании состоит из нескольких признаков - элементов:
- объективность;
- субъективность;
- причинная связь;
- убыточность;
- эвентуальность (вероятность и случайность).

Первый признак категории риска - признак объективности. Это, пожалуй, основной признак данной категории, так как именно объективная сторона риска раскрывает те его свойства и факторы, которые способны воздействовать и повлиять в дальнейшем на изменение имущественного положения лица в сторону ухудшения либо в сторону улучшения, создавая определенные рисковые обстоятельства. При этом следует заметить, что для рисковых обстоятельств эти факторы являются непредсказуемыми. Общее свойство всех рисковых обстоятельств заключается в том, что они являются опасными с точки зрения последствий. Тем более что в страховой технике, как справедливо отметили Брокгауз и Евфрон, рисковые обстоятельства рассматриваются исключительно как опасности.

Опасность является одним из основополагающих факторов и свойств, характеризующих объективную сторону риска, во всяком случае в страховании. Опасность- это внешнее обстоятельство, способное своим воздействием изменить существующую ситуацию, причем коренным образом, в зависимости от вида, степени воздействия, масштабности и частоты возникновения. Таким образом, страховой риск с объективной стороны можно обозначить как опасность. Опасность, как известно, обладает свойством вредоносности.

Кроме этого, любой риск является:

- следствием действия людей или воздействия внешних природных либо техногенных сил, не зависящих от воли и сознания людей;

- продуктом сознания или, во всяком случае, воображения людей;

- неопределенным по времени и частоте наступления;

- неопределенным по масштабам воздействия и причинения вреда.

Общеизвестно, что происходящие в жизни людей события можно расценивать по-разному: как положительные и как отрицательные, как имеющие юридическое значение, так и не имеющие. Но поскольку предмет настоящего исследования - событие, рассматриваемое в качестве одного из элементов риска, а риск, в свою очередь, является категорией гражданско-правовых, а тем более страховых отношений, в рамках данной работы будут рассмотрены только события, признаваемые юридическими. То есть такие события, которые имеют юридическое значение и становятся юридическим фактом.

В качестве таковых подлежат рассмотрению случайные события, возникающие вне зависимости от воли, сознания и действий людей. Речь идет, в частности, о природных явлениях, катастрофах, чрезвычайных ситуациях и т.п. Также подлежат рассмотрению события, возникающие непосредственно вследствие действий одних людей, которые являются случайными для других людей, причем как правомерные действия, так и противоправные.

Следовательно, в объективном смысле рисковые события, во-первых, должны быть случайными и, во-вторых, способными воздействовать на предметы и объекты материального мира в сторону их изменения, при этом изменяя имущественное положение субъектов права, то есть быть юридическим фактом. В этом, собственно, и заключается объективная сторона события как одного из признаков категории риска в праве, в том числе страхового риска.

Рисковое событие, особенно событие, рассматриваемое как страховое, обладает не только объективным признаком (имеется в виду признак случайной внешней опасности), но и субъективным. Ведь не что иное, как страх перед опасностью и возможностью претерпеть имущественную неудачу, что свойственно страховому риску, который наступает случайно, побуждает заинтересованных лиц становиться страхователями, выгодоприобретателями или застрахованными лицами.

С субъективной точки зрения риск можно охарактеризовать как восприятие и отражение в сознании людей опасных событий, влекущих за собой имущественные последствия. Воспринимая происходящие вокруг себя события, люди оценивают их, характеризуют и в процессе мышления устанавливают, являются они рисковыми или не являются. Критерии для этой оценки- такие признаки страхового риска, как вероятность и случайность, которые определяются на основе данных, воспринимаемых субъектами, путем наблюдений, статистического учета, предположения и т.п., ибо только с помощью мыслительного процесса лицо определяет, насколько то или иное внешнее объективное событие, включая поведение человека, является случайным и опасным.

Мы не совсем согласны с точкой зрения Д.А. Архипова, который, в сущности, отрицает субъективное начало в риске, полагая ошибочным выделение субъективной природы риска в аспекте правового исследования.

В связи с этим следует согласиться с мнением другого исследователя категория риска в праве, в том числе в страховом, - В.М. Танаева, который утверждает, что реализация признаков вероятности и случайности риска четко связана с субъективным фактором, т.е. с собственной активностью субъектов экономической деятельности.

Заслуживает внимания и точка зрения на данный вопрос А.Ю. Бушуева, по мнению которого риск во многом определяет выбор человеком модели поведения, способствующей реализации зависимости между определенным поступком и результатом (удовлетворением потребности). Модель поведения человека, как известно, определяется его сознанием и волей или, собственно, субъективным фактором. То есть для индивида риск становится опасностью только тогда, когда он побуждает его к выбору модели поведения. Если рисковое событие не вызывает у индивида никакого опасения, страха, а также интереса, у него не возникает необходимости в выборе модели поведения, так как предполагаемое событие не является рисковым.

Поэтому с субъективной стороны страховой риск можно охарактеризовать как психологическое состояние индивида перед сознательным выбором модели поведения: либо претерпеть возможный в будущем убыток, либо предпринять доступные законом меры по его предотвращению, рискнув при этом суммой страховой премии и страховым интересом.

Если рисковые события способствуют возникновению каких-либо гражданских правоотношений или изменению существующих правоотношений, то данные события подлежат рассмотрению в качестве юридических фактов.

Расценивая любой факт как юридическое событие, О.А. Красавчиков в первую очередь рассматривает это событие с объективной стороны. С субъективной стороны автор рассматривает только "случайное" явление, исходя из момента предвидения субъектом результатов своих действий. Например, такие события, как явления природы, не могут быть подвергнуты характеристике с субъективной стороны, поскольку их невозможно предвидеть.

Таким образом, О.А. Красавчиков обусловливает наличие субъективного признака в событии определенными обстоятельствами. Для него событие приобретает признак субъективности только тогда, когда существует возможность реального предвидения его наступления, причем связанно такое событие только с действиями и поступками людей, исключая явления природного и техногенного происхождения.

Мы не совсем согласны с изложенной точкой зрения, и вот по каким причинам. Дело в том, что, когда мы говорим о предвидении или непредвидении того или иного события, в том числе "случайного", мы уже воображаем и подразумеваем какое-либо определенное событие, которое должно произойти или не произойти. Например, мы знаем, что существует такое природное событие, как ураган, более того, мы знаем характерные черты этого события, его последствия, но только не знаем, когда оно может произойти, и не можем предвидеть этого. Поэтому, на наш взгляд, когда мы говорим о каком-либо событии, мы заранее уже знаем или, во всяком случае, предполагаем, о каком событии идет речь, но только не можем предположить время наступления этого события. В данном случае уже сам факт того, что индивид мысленно рассуждает о каком-либо событии, свидетельствует о субъективном восприятии индивидом этого события, т.е. о внутреннем - сознательном воображении лицом того или иного события.

На наш взгляд, если ко всему прочему событие рассматривать еще и как юридический факт, то только с учетом одновременного наличия у данной категории двух признаков - объективного и субъективного, невзирая на источник происхождения события (имеются в виду природные силы или действия людей).

Для лица - субъекта права любая опасность, которая способна причинить ему имущественный ущерб, есть явление объективное. В то же время данная опасность обладает и признаком субъективности, ибо предполагаемая опасность, которая способна причинить имущественный ущерб, является предметом психологического переживания субъекта права, так как эта опасность ассоциируется с отрицательными последствиями, что, собственно, и вовлекает субъекта в состояние риска.

Событие как элемент риска всегда имеет определенный источник возникновения и происхождения. В основном существуют два таких источника:

- действия людей;

- воздействие внешних природных сил чрезвычайного характера, не зависящих от воли, сознания и поведения людей, - в основном это опасные природные явления или техногенные события.

Кроме источников возникновения и происхождения события, существенным обстоятельством является время наступления этого события. Если источник возникновения события (например, опасность) рассматривать как прошлое, а произошедшее (результат воздействия опасности) - как настоящее, то между прошлым и настоящим должен существовать определенный промежуток времени, т.е. временной фактор.

Данный временной фактор имеет существенное значение для категории риска, так как он позволяет установить два обстоятельства:
- источник возникновения риска;
- наличие риска, т.е. опасности.

Другими словами, процесс реализации риска происходит следующим образом: сначала возникает рисковое обстоятельство - causa, а от него в дальнейшем происходит риск и наступает событие, т.е. юридический факт. Если рассматривать causa как внешнее событие, то, как справедливо отмечал А.С. Кривцов, "данный термин часто употребляется в смысле такого внешнего события, которое, по предписаниям объективного права, вызывает юридические последствия, так что causa в этом последнем значении должна быть принимаема как правозарождающий юридический факт".

Как известно, гражданско-правовые отношения возникают по большей части по поводу имущественных, т.е. экономических отношений. Соответственно, рисковые обстоятельства, которые способны изменить имущественное положение лица, также носят экономический характер.

Поэтому, рассматривая категорию риска в качестве юридического факта, применяемого в страховых отношениях, необходимо раскрыть еще один существенный элемент данной категории - убыточность риска.

Выше отмечалось, что опасность является тем квалифицирующим признаком, который характеризует риск как предвестник неблагоприятных имущественных последствий. Поэтому риск обладает свойством причинения определенного ущерба. Но сам по себе риск, обозначающий категорию права, не вредоносен. Вредоносным является один из признаков риска, именуемый опасностью, который своим непосредственным воздействием причиняет имущественный ущерб.

В действующем страховом законодательстве, к сожалению, отсутствует термин "опасность" как один из признаков страхового риска, что зачастую на практике создает путаницу при установлении причины возникновения убытка в застрахованном интересе. На наш взгляд, данное обстоятельство является в некотором роде пробелом в праве. Тем не менее страховая практика, в том числе судебная, пошла по пути отождествления словосочетаний, а именно, вместо термина "опасность" в судебной и страховой практике употребляется термин "событие", определенный ст. 9 Закона о страховом деле, характеризующийся признаком вероятности и случайности.

Так, в частности, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа, рассмотрев жалобу страховщика о признании условия договора страхования, определяющего характер страхового события (опасности): "пожар по любой причине" ничтожным, отклонил ее, установив следующее.

Стороны при заключении договора страхования в качестве страхового события имели в виду риск возникновения любого пожара, независимо от вызвавшей его причины, за исключением самовозгорания и умысла страхователя. Применяя в договоре формулировку страхового случая "пожар по любой причине", страхователь отразил в ней как страховое событие, которое страхует (пожар), так и вызвавшую его причину (любая). Таким образом, указание страхователем на любую причину пожара в спорном пункте договора обобщает частные причины его возникновения, а данная формулировка есть лишь выбранная страхователем методика перечисления причин пожара.

Страховой случай "пожар" обладает признаками вероятности и случайности. Вероятность - возможность пожара предполагается. Случайность - непредвиденность, неожиданность пожара. Признаки вероятности и случайности относятся к событию (пожару), а не к причинам возникновения этого события.

В данном судебном деле окружной суд при рассмотрении одного и того же элемента условий страхования "пожар" употребил четыре разных страховых термина: а) риск; б) страховой случай; в) страховое событие; г) событие. При этом обращается внимание на то, что суд ни разу не употребил термин "опасность", который наиболее свойствен пожару.

Тем не менее из всех примененных судом терминов термин "событие" больше всего соответствует термину "опасность" (пожар).

Кроме изложенных обстоятельств заслуживает внимания также судебное толкование признаков случайности страхового события, которые полностью соответствуют характеристике данных признаков, существующих в доктрине страхового права.

В другом судебном деле Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа, употребляя термин "риск", подразумевал гибель или повреждение имущества вследствие пожара, удара молнии, взрыва газа, а также внезапную порчу водопроводных, канализационных, отопительных и противопожарных систем. Как видно, в данном судебном деле суд применил категорию риска уже в значении ст. 929 ГК РФ, т.е. для обозначения наступившего страхового случая, а не в значении предполагаемого страхового события, как это предусмотрено ст. 9 Закона о страховом деле.

Если следовать сложившейся практике, то в качестве причины возникновения убытка вместо необходимого термина "опасность" можно употреблять термины "риск" или "событие", которые должны быть предусмотрены и описаны в договоре страхования. При этом в качестве события будет подразумеваться заранее определенная опасность.

Данное требование предусмотрено также ст. 942 ГК РФ, которая определяет, что договор страхования считается заключенным, если между сторонами договора достигнуто соглашение о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование. Характер события - это не что иное, как разновидность опасности, которую необходимо описать в договоре страхования. Что, собственно, было отмечено в постановлении Федерального арбитражного суда Поволжского округа.

Соответственно, источником воздействия на застрахованный объект должна быть опасность, характер которой описан в договоре страхования. Поэтому при описании в договоре страхования страхового события законодатель требует указать опасность, которая своим воздействием на объект страхования (застрахованный имущественный интерес) способна причинить ущерб данному интересу.

К страховым событиям можно относить только те опасности, которые влекут за собой вредные последствия. Вредоносность событий (опасностей) заключается в том, что их наступление должно повлечь за собой причинение имущественного либо иного материального вреда страхователям или иным заинтересованным лицам. В случае, если те или иные события (опасности) в силу своих особенностей не влекут и не могут повлечь за собой наступление отрицательных материальных последствий для страхователя, данные события (опасности) нельзя относить к категории страхового риска, как не наносящие вреда имуществу.

Общеизвестно, что опасности практически всегда и везде подстерегают людей, в особенности опасности чрезвычайного характера, а также те, которые могут наступить в результате действия людей. Такие опасности можно считать рисковыми и страховыми только в том случае, если они в результате своего воздействия способны изменить имущественное положение лица - субъекта права. Другими словами, опасность соотносится риском и приобретает свойство риска только в том случае, если она способна изменить материальное положение лица, причем в сторону ухудшения. Последнее, собственно, и есть убыточность опасности в частности и риска в целом.

Для характеристики опасности как одного из существенных элементов риска, в том числе страхового, наличия только одного разрушительного свойства в виде событий, явлений или действий людей недостаточно. Необходимо, чтобы указанные опасности имели свойство причинения убытка непосредственно тому лицу, которое предвидело возможность наступления той или иной опасности, тем самым находясь в состоянии риска. Подобное состояние у лица может быть только в том случае, если оно обладает определенным имущественным благом и ему есть чем рисковать. Риску должен предшествовать интерес, тот самый имущественный интерес, который вводит лицо в состояние риска, причем риска потерять то, что имеется, или риска не получить то, что должно получить лицо при обычном стечении жизненных обстоятельств. В экономическом смысле это именуется убыточностью в той или иной форме, предусмотренной ст. 15 ГК РФ.

При сопоставлении события (опасности) с убытком применительно к страховым правоотношениям следует учитывать, что не всякие события (опасности), которые способны нанести убыток, могут входить в структуру страхового риска, а тем более быть предметом страхового покрытия. Дело в том, что законодатель ввел правило о запрете страхования некоторых категорий рисков, которые по своим характеристикам противоречат основам правопорядка, целям и правилам страхования, установленным законами. Речь идет о запрете страхования противоправных интересов, страхования убытков от участия в играх, лотереях и пари. Также не допускается страхование расходов, к которым лицо может быть принуждено в целях освобождения заложников. Причем условия договоров страхования, противоречащие указанным предписаниям ст. 928 ГК РФ, считаются ничтожными. О причинах запрета страхования указанных интересов и убытков, речь шла в предыдущем разделе, посвященном страховому интересу.

Обусловливая заключение договора страхования целью защиты имущественных интересов, а в большей степени предотвращением убытков от воздействия опасностей, можно вполне обоснованно резюмировать, что договор страхования призван предотвращать убытки от случайных опасностей. И безусловно прав был П.П. Цитович, полагавший, что договор страхования предупреждает не гибель или повреждение имущества, а убыток для такого-то лица, ибо перелагает убытки на другого - на страховщика; страхуется, следовательно, не имущество, страхуется лицо от возможных убытков. В момент составления договора убыток лишь возможен, вероятен, но это не значит, что он неопределенный. Определенность его дается двумя точными указаниями на имущество, гибель или повреждение которого может причинить убыток страхователю, и на характер опасности, угрожающей имуществу гибелью или повреждением. С другой стороны, определенность убытков дается и точным указанием на причину опасности, от которой имущество может погибнуть или повредиться: это огонь, град, падеж скота, наводнение, случайности перевозки.

П.П. Цитович достаточно подробно раскрыл структуру страхового риска, обозначив два его существенных признака - опасность и убыточность. При этом мы можем вполне определенно отметить, что убыток - это завершающая стадия страхового риска, так как, если в результате наступления опасности и его воздействия на страхуемый интерес убыток не наступил, то страховой риск не реализовался. Следовательно, риска не было, и страхователь ничем не рискнул.

Раскрывая признаки страхового риска, а также условия его реализации, необходимо назвать еще два существенных признака данной категории, установленные ст. 9 Закона о страховом деле, без которых невозможно существование самого риска. Это вероятность и случайность.

Когда говорят о непредсказуемости и эвентуальности риска, имеют в виду вероятность и случайность данной категории. Именно эти два признака придают риску свойство опасности.

Вероятность - это тот признак страхового риска, который характеризует его реальность, т.е. возможность наступления рисковых обстоятельств (имеется в виду, наступления опасности и убытка). Вероятность исключает в риске свойственную ему на первый взгляд несбыточность.

Исследуя признак вероятности страхового риска, известный датский ученый К. Бурроу на основе анализа двух основных законов теории вероятности и результатов страховой статистки отмечал, что если хотят при посредстве расчета вероятности показать невозможность наступления события, то вероятность его приравнивают к нулю. Если хотят посредством расчета вероятности показать, что событие определенно наступит, то вероятность его приравнивают к единице. Нужно, однако, избегать делать обратные выводы из этих правил. Из того, что при исчислении вероятность оказалась равной нулю, нельзя еще делать заключение о невозможности события.

Выводы К. Бурроу основаны на том, что даже если вероятность наступления события равна нулю, это еще не значит, что страховое событие не наступит. При этом К. Бурроу имел в виду событие реальное, которое в принципе и в сущности может наступить. События нереальные в страховании не должны применяться.

Вот несколько примеров возможностей наступления события, приведенных К. Бурроу. Возьмем монету и бросим ее, загадав "орел" или "решку", при этом для "орла" мы имеем вероятность, равную половине. Здесь не нужно доказывать, что для "орла" число благоприятных возможностей вдвое больше из всех возможных. Или, например, вероятность вытащить из хорошо потасованной колоды карт бубнового короля равна 1/52, а вероятность обыкновенной игральной костью выбросить очко 6 равно 1/6. Эти примеры ярко свидетельствуют о том, что любое реальное событие может наступить, но с определенной долей вероятности, в зависимости от числа благоприятных случаев, деленных на число возможных.

Страховые события должны быть возможны в наступлении, но с определенной степенью вероятности, т.е. вероятность их наступления не исключается. Здесь очень важно подчеркнуть еще и то, что вероятной должна быть не только опасность, угрожающая предмету страхования, но и убыток, который должен наступить вследствие предполагаемой опасности.

Признаку вероятности свойственна непредотвратимость наступления страхового риска. Но если существует возможность предотвращения наступления страхового риск принудительным путем, т.е. не естественным, а путем механического либо иного другого воздействия, изменившиеся обстоятельства нельзя назвать рисковыми, так как исчезнет главное свойство риска - вероятность. И конечно, прав был М.М. Агарков, рассматривая аналогичную ситуацию, связанную с непреодолимой силой, когда утверждал, что непреодолимая сила является квалифицированным случаем, т.е. случаем, обладающим некоторыми специфическими признаками. Таким признаком является непредотвратимость наступления события. Следует согласиться с данным утверждением М.М. Агаркова, так как риск, также как и непреодолимая сила, остается риском до тех пор, пока лицо не в состоянии изменить вероятность рискового обстоятельства. Но как только лицо исключает неожиданность риска путем воздействия на него, сделав его наступление подконтрольным себе, рисковое событие становится закономерным, теряя при этом вероятность наступления. Известный цивилист Ф.К. Савиньи утверждал, что "существо обязательства представляется превращением действий, бывших случайными и возможными событиями, в необходимые и известные. Да и вся цель обязательств состоит в обеспечении за верителем возможности с уверенностью рассчитывать на наступление этих событий". Последняя мысль Ф.К. Савиньи о том, что кредитор - веритель может рассчитывать на наступление ожидаемых событий, предусмотренных обязательством, сохраняет для кредитора тот риск, во имя которого он вступил в обязательство, будучи уверенным, что вероятность наступления ожидаемых событий существует. И, соответственно, имущественный интерес кредитора будет реализован.

Вероятностный характер страхового риска обусловлен еще одним обстоятельством, которое связано с реальностью и возможностью наступления события. Например, вероятность того, что деревянный дом может сгореть, всегда существует, равно как паводок может наступить от обильного снегопада. Однако вероятность того, что железнодорожные рельсы могут сгореть от пожара, сомнительна. Равно как не может упасть летательный аппарат от воздействия паводка. Следовательно, для того, чтобы страховой риск обладал вероятностным признаком, событие, на случай наступления которого осуществляется страхование, должно быть способно наступить. Это один из существенных постулатов, которые характеризуют страховой риск.

Следует также отметить, что критерий вероятности наступления страхового риска определяется не только статистическими данными о ранее произошедших однородных страховых случаях, но и "состоянием риска" в момент заключения договора страхования, в частности условиями содержания, хранения, использования и эксплуатации предмета страхования. Например, если предмет страхования используется по назначению в соответствии с правилами его надлежащей эксплуатации и хранения, вероятность наступления страхового случая минимизируется. Если, напротив, при эксплуатации предмета страхования не соблюдаются меры противопожарной безопасности или во время эксплуатации автотранспортного средства нарушаются правила дорожного движения, или застрахованное лицо не ведет здоровый образ жизни, вероятность наступления опасного события увеличивается.

Так, в частности, в одном из судебных дел, рассмотренных Федеральным арбитражным судом Дальневосточного округа, страховщик в свой жалобе потребовал признать договор страхования недействительным по причине того, что в момент заключения договора он был введен в заблуждение относительно степени вероятности наступления страхового случая. Суд отклонил жалобу страховщика, так как последний не доказал факт того, что был введен в заблуждение относительно условий хранения застрахованных и похищенных впоследствии товаров.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая истцу в признании договора страхования недействительным, апелляционная инстанция постановила, что страховщик не доказал факт сообщения страхователем представителю страховщика - страховому агенту заведомо ложных сведений в отношении условий хранения похищенных товаров.

Рассмотрев материалы дела, окружной суд установил, что при оценке страхового риска и действий страхователя при подписании сторонами аддендума, апелляционной инстанцией исследованы пояснения сторожа, обнаружившего кражу, содержание нового договора аренды и запроса страховщика, оформленного 28 июня 2003 г. его агентом при осмотре первоначального места складирования имущества. В разделе этого запроса (акта), касающегося условий охраны, зафиксирована круглосуточная охрана сторожем и наличие на складе замков, в связи с чем апелляционная инстанция правомерно констатировала в обжалованном судебном акте, что, перемещая товары на склад, находящийся на охраняемой территории, страхователь не увеличил страховой риск. Исследовав эти обстоятельства, окружной суд признал, что в обжалованных судебных актах имеется совокупная оценка всех обстоятельств, влияющих на выводы апелляционного суда относительно предмета спора.

В данном деле наглядно проиллюстрировано значение условий сохранности предмета страхования для определения степени вероятности наступления страхового случая. Однако искажение этих обстоятельств повлекло бы за собой искажение представления о страховом риске.

Другим признаком, характеризующим страховой риск, является случайность. Данный признак страхового риска не менее существенен, чем признак вероятности. Отсутствие одного из указанных признаков автоматически исключает наличие другого признака и, как следствие, исключает существование самого страхового риска.

Существо признака случайности страхового риска несколько отличается от существа признака вероятности. А именно, если для признака вероятности существенное значение имеют два обстоятельства - реальность страхового события (опасности) и страховая статистика, то для признака случайности существенным обстоятельством является факт осведомленности участниками страхового обязательства об обстоятельствах наступления страхового случая. То есть для признака случайности характерным является вопрос ведения или неведения участниками страхового обязательства об обстоятельствах страхового случая. При этом неизвестным должно быть обстоятельство, связанное с моментом начала возникновения и воздействия опасности на объект страхования, т.е. ситуация, когда участникам договора страхования не известно и не должно быть известно о моменте начала возникновения опасности и его воздействии на объект страхования.

Существенное значение имеет также вопрос, что именно должно быть неизвестно участникам договора страхования: момент начала воздействия опасности на объект страхования или момент наступления ущерба, возникшего в результате воздействия этой опасности? Следует заметить, что в данном вопросе нет единой точки зрения.

Так, В.И. Серебровский полагал, что в большинстве случаев неизвестность относится к наступлению самого страхового случая. И страхователю, и страховщику при заключении страхования действительно не известно, произойдет ли пожар, градобитие, кража, несчастный случай и т.д. Но вполне достаточным для установления признака неизвестности является, если неизвестным представляется только сам момент наступления страхового случая. Смерть неизбежна, но когда она будет иметь место в пределах действия страхового договора, установить, разумеется, нельзя.

В своих рассуждениях В.И. Серебровский указывает на то, что неведомым, т.е. неизвестным для участников страховой сделки должен быть только момент наступления пожара и т.д., но не ущерб. Этойже точки зрения придерживаемся и мы. Но судебная практика пошла по иному пути.

В частности, ВАС РФ в Информационном письме от 28 ноября 2003 г. N 75 отметил, что при рассмотрении вопроса, обладало ли событие, на случай, наступления которого производилось страхование, признаком случайности, суд принял во внимание характер страхового случая и наличие у страхователя информации об указанном событии.

При этом ВАС РФ посчитал выводы судебных инстанций неверными и указал, что событие, на случай наступления которого производится страхование, включает в себя не только опасность, от последствий которой заключается страхование.

В рассматриваемом случае арбитражным судом первой инстанции страховым случаем ошибочно признана засуха, являвшаяся лишь опасностью. Страхование же производилось на случай недобора урожая вследствие различных причин, в том числе засухи.

Доказательства того, что засуха причинила вред урожаю до заключения договора страхования и что страхователь знал или должен был об этом знать, страховщик не представил. Объективно вред (недобор свеклы) был выявлен в ноябре, о чем страхователь в мае не знал и не мог знать.

При таких обстоятельствах вывод суда о недействительности заключенного между сторонами договора со ссылкой на отсутствие признака случайности у события, на случай наступления которого производилось страхование, не обоснован.

Анализ указанного выше приводит к выводу, что ВАС РФ не учел и не установил существенное обстоятельство, а именно момент начала воздействия опасности на предмет страхования. ВАС РФ ограничился всего лишь моментом причинения вреда, который был установлен в ноябре. При этом не было принято во внимание то, что опасность начала воздействовать уже в мае. В связи с этим надо было учесть еще одно обстоятельство, которое свидетельствует о том, что если бы не было опасности - засухи, которая начала воздействовать на урожай в мае месяце, то не было бы и недобора урожая (доктрина причинной связи - ст. 929 ГК РФ). Поэтому, на наш взгляд, суду необходимо было установить всего одно обстоятельство: знал ли страхователь о воздействии опасности (засухи) на урожай, которая началась в мае, или не знал, а потом, с учетом данного обстоятельства, определить наличие признака случайности в обозначенном страховом риске. Если страхователь знал об имевшей место засухе и ее воздействии на урожай, признак случайности в риске недобора урожая потерял бы значение эвентуальности. Страхователь должен был известить об этом факте страховщика для оценки последним степени вероятности данного риска. После этого страховщик, с учетом данного обстоятельства, определился бы с дальнейшей судьбой этого риска, а именно, принял бы решение оставлять его на себе, либо истребовать дополнительную премию, либо потребовать досрочного прекращения договора страхования.

Подобной точки зрения придерживался известный российский цивилист Л.И. Петражицкий, который отмечал в свое время, что "нерационально с цивильно-политической точки зрения применять страхование к владельцу после начала процесса, т.е. после весьма серьезного указания ему на возможную опасность".

Различие в понимании и толковании признака случайности страхового риска обусловлено отсутствием его легального (законодательного) определения, что, собственно, приводит порой к неоднозначному применению на практике этого столь важного для страхования элемента. В отличие от российского законодательства, действующий Французский гражданский кодекс (Кодекс Наполеона) категорию риска в страховании определяет конкретнее. А именно, в ст. 1964 данного кодекса определено, что рисковый договор является двусторонним соглашением, последствия которого как в отношении выгод, так и потерь зависят для всех сторон, или для одной, или для нескольких сторон от неизвестного события.

Поэтому ни одной из сторон договора страхования, а тем более страхователю не должны быть известны обстоятельства наступления страхового события, включая рисковую опасность. В противном случае заключенный договор страхования можно признать недействительным как не соответствующий ст. 9 Закона о страховом деле, ввиду отсутствия в страховом риске одного из его существенных признаков - случайности.

Когда страхователь обращается в страховую компанию за страховой защитой, его к этому побуждает риск, сопровождающийся страхом перед неизвестностью и неведением о дальнейшей судьбе его имущества, другими словами, его имущественного интереса. В большей степени этот страх усиливается мыслями о вероятной и случайной, т.е. неведомой ему опасности, которая своим воздействием способна повлечь за собой возникновение в будущем убытков.

За предоставляемую страховую защиту страхователь уплачивает страховщику плату - страховую премию (взнос), которая значительно меньше предполагаемой суммы страховой выплаты. В связи с этим возникает вполне разумный вопрос о том, за счет чего достигается эквивалентность между страховой премией и страховой выплатой? Так вот, обозначенная эквивалентность достигается за счет того, что выплата страховой суммы должна быть осуществлена только при наступлении страхового случая. При этом обстоятельства наступления страхового случая обусловлены вероятностью и случайностью, а не закономерностью. Другими словами, участники договора страхования должны быть в неведении о наступлении страхового события и, соответственно, о возможности получения страховой выплаты. На этом принципе построены интересы всех страхователей, за счет которых формируется страховой фонд для выплаты страхового возмещения.

Но если страхователь знает об угрожающей его имуществу опасности, а тем более о воздействии этой опасности на его имущественный интерес и заведомо уплачивает незначительную страховую премию для получения страховой выплаты в полной стоимости имущества, будет нарушен принцип страховой эквивалентности, обусловленный вероятностью и случайностью страховой выплаты. Возможно, страхователь получит страховое возмещение, но не за счет уплаченной им страховой премии, которая рассчитывается страховщиком с учетом вероятности и случайности страховой выплаты, а за счет других добросовестных страхователей. В описанной ситуации лицо ничем не рискует - ни уплаченной премией, ни тем более имуществом, так как заведомо знает, что получит сполна страховую выплату за незначительный взнос.

Для того, чтобы исключить подобную заведомо несправедливую наживу со стороны недобросовестных лиц, институт страхования и предусматривает в качестве обязательных элементов страхового риска вероятность и случайность. Таким образом, если основу страхового события составляют известные обстоятельства, влекущие за собой отрицательные материальные последствия, которые можно предотвратить путем устранения данных обстоятельств, либо обстоятельства, которые уже наступили, подобное событие нельзя рассматривать как элемент структуры страхового риска, ибо для страхового риска существенным признаком является неизвестность обстоятельств наступления страхового события.

Раскрывая признак случайности, характеризующийся степенью осведомленности сторон договора о страховом риске, следует отметить, что в момент заключения договора страхования его участники все же имеют какое-либо представление о страховом риске и его обстоятельствах. В большей мере это касается информированности об условиях содержания или эксплуатации предмета страхования, а именно о его ветхости, изношенности, необходимости в ремонте и т.п. Или о состоянии здоровья застрахованного лица, его жизненных условиях, работе и т.д. Изложенные сведения являются рисковыми обстоятельствами, которые известны либо только страхователю, либо страхователю и страховщику. В последнем случае страховщик вправе оценить эти обстоятельства.

Утверждать о полном неведении участниками страховой сделки о страховом риске было бы неверно, так как об определенных рисковых обстоятельствах они имеют представление. Но эта осведомленность не характеризует полную информированность о моменте наступления страхового случая или об объеме убытка, который может наступить.

Данная осведомленность позволяет установить степень вероятности наступления страхового случая и признак случайности страхового риска. Кроме этого, подобного рода информация необходима страховщику для установления размера страхового тарифа по принципу эквивалентности, о чем говорилось выше, с целью обеспечения в будущем страховой выплаты. Поэтому законодатель предоставляет страховщику право на получение всей информации о страховом риске, которую он запросит, а страхователя при этом наделяет обязанностью по предоставлению полных и точных сведений, касающихся запрашиваемой страховщиком информации о страховом риске, в том числе и в период действия договора страхования, когда рисковые обстоятельства подвергаются изменению, что прямо предусмотрено ст. 944, 945, 959 ГК РФ.

В изложенном правиле есть одно исключение, освобождающее страхователя от названной обязанности, которое предусмотрено КТМ РФ, в п. 1 ст. 250 которого определено, что страхователь освобождается от обязанности сообщать страховщику общеизвестные сведения, а также сведения, которые известны или должны быть известны страховщику.

Следует заметить, что еще в начале XX в. в России действовали полисные условия по страхованию жизни, согласно которым страхование жизни считалось несостоявшимся, если в течение времени между подачей заявления и сроком, установленным для начала действия страхования, лицо, предложенное к страхованию, умрет либо подвергнется тяжкой болезни или увечью, могущему сократить его жизнь. В таких случаях все внесенные по страхованию суммы возвращались обществом страхования страхователю полностью. На данном классическом примере наглядно видно, что предполагаемая страховая сделка не состоится лишь по той причине, что к моменту заключения договора страхования перестал существовать риск, так как отпало рисковое событие и, соответственно, исчезли его признаки- вероятность и случайность.

В современном страховом законодательстве также предусмотрено условие, согласно которому заключенный договор страхования подлежит прекращению, если возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось (п. 1 ст. 958 ГК РФ).

Совершенно прав был В.И. Серебровский, отмечая, что к числу обязанностей, лежащих на страхователе до наступления страхового случая, надо отнести и обязанность уведомления об обстоятельствах, имеющих существенное значение для установления объема риска. Возложение этой обязанности на страхователя производится потому, что ему лучше всего известны обстоятельства, влияющие на объем риска. В этом случае действует разумное правило, что знающий должен осведомить незнающего. Так и ГК РФ устанавливает для страхователя при заключении договора обязанность сообщить страховщику все обстоятельства, имеющие существенное значение для определения опасности или вероятности наступления страхового случая или размера возможных убытков от его наступления (страховой риск), поскольку эти обстоятельства были известны или должны были быть известны ему во время заключения договора страхования.

Кроме всего изложенного, следует также отметить, что категория риска в страховом законодательстве (в гл. 48 ГК РФ) и в Законе о страховом деле не получила однозначного легального определения и толкования, так как в различных нормах законодательства термин "риск" или "страховой риск" трактуется по-разному.

Термин "риск" упоминается в вышеуказанных законах 51 раз, из них 41 раз - в ГК РФ и 10 раз - в Законе о страховом деле.

В ГК РФ термин "риск" применятся в 22 статьях:

- в ст. 929 ГК РФ риск рассматривается как составная часть страхового интереса; в данной норме законодатель определяет страховой интерес по имущественным видам страхования как различного рода риски;

- в ст. 931, 932, 933, 935 ГК РФ термин "риск" употребляется как элемент страхования для обозначения разновидностей договоров имущественного страхования;

- п. 3 ст. 936 ГК РФ термин "риск" применяется уже несколько иначе, как составная часть объекта обязательных видов страхования;

- в ст. 939 ГК РФ термин "риск" используется как общеправовая категория, обозначающая последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения страхователем принятых на себя по договору страхования обязательств, т.е. в данной норме закона термин "риск" не применяется в качестве элемента страхования;

- в ст. 944-952, 954, 955, 958-960 ГК РФ термин "риск" применяется исключительно как элемент страхования, так как в основном слово "риск" употребляется в словосочетаниях "страховой риск" и "предпринимательский риск";

- особое значение термин "риск" приобретает в ст. 967 ГК РФ, так как в данной норме он обозначает новое страховое событие, т.е. в дополнение к рискам, указанным в ст. 929, 967 ГК РФ, риск как событие обозначает выплату страхового возмещения;

- в ст. 970 ГК РФ термин "риск" применяется в некоммерческой сфере гражданско-правовых отношений, связанной со страхованием иностранных инвестиций.

В Законе о страховом деле термин "риск" обогащается еще несколькими дополнительными значениями. Прежде всего следует отметить, что в ст. 9 Закона о страховом деле дается понятие страхового риска путем его отождествления со страховым событием, а также раскрываются признаки страхового риска - вероятность и случайность.

В ст. 13 Закона о страховом деле говорится о перестраховании рисков, а в ст. 32.9 Закона о страховом деле риск упоминается при обозначении различных видов страхования.

Такое многозначное применение законодателем термина "риск", с одной стороны, свидетельствует о значимости данной категории для страховых правоотношений. С другой стороны, данное различие вносит порой путаницу в употребление на практике термина "риск". Так, в частности, в одних случаях термин "риск" употребляется как описание и обозначение какой-либо опасности. При этом за основу принимают легальное толкование риска, данное в ст. 9 Закона о страховом деле, где риск описывается как страховое событие. В других случаях термин "риск" употребляется как последствие опасности, т.е. как убыток.

При этом за основу принимают положения ст. 929 ГК РФ, в которой риск определен следующим образом:

- риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества;

- риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, а в случаях, предусмотренных законом, также ответственности по договорам - риск гражданской ответственности;

- риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов - предпринимательский риск.

Тем не менее, невзирая на столь различное понимание и применение на практике категории риска в страховании, она при всех ее правовых оттенках в процессе практической реализации неизменна в своем правовом значении как совокупность объективных и субъективных факторов, объединяющих описание опасности убыточности, вероятности и случайности, а также все необходимые и присущие данной категории признаки.

В.И. Серебровский, определяя место риска в страховых правоотношениях, полагал, что именно риск порождает ту потребность, которая нуждается в обеспечении путем страхования.
сущность страхования
правовое регулирование
методология расчетов
страхование в МЭО
участники страхования
Формы взаимодействия участников страхования:
элементы страхования
Copyright 2011-2013 © Страхование