Главная | Карта сайта
Страхование
Организация страхового дела и правовое регулирование страховой деятельности, содержание, классификация и элементы страхования, страхование в системе международных экономических отношений, страховые организации и менеджмент в страховании, методология актуарных расчетов страховых тарифов, социальная сущность страхования, страхование в туризме, участники страховых отношений.
Разное
история страхования
классификация страхования
страховая организация
страхование в туризме

Суброгация

Суброгация в переводе с английского (subrogation) означает "переход прав". Именно указанный смысл и составляет этимологию слова "суброгация" как правового термина.

В современном гражданском праве термин "суброгация" получил законодательное закрепление в двух законах, а именно, в ГК РФ и в КТМ РФ. Причем согласно ст. 965 ГК РФ и ст. 281 КТМ РФ суброгация применяется только в страховых правоотношениях и означает переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба.

В частности, в ст. 965 ГК РФ указано, что, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Аналогичное правило содержится и в ст. 281 КТМ РФ.

Правовой анализ изложенных норм закона позволяет сделать вывод, что в результате наступления страхового случая страхователь (выгодоприобретатель) становится кредитором, а лицо, причинившее вред, - его должником вследствие причинения вреда. После получения страхователем страховой выплаты (возмещения) от страховщика права кредитора, принадлежащие страхователю (выгодоприобретателю), автоматически, т.е. на основании закона, переходят к другому лицу - страховщику, в связи с чем последний становится новым кредитором лица, причинившего вред. Фактически происходит реализация правовой конструкции, предусмотренной § 1 гл. 24 ГК РФ - "Переход прав кредитора к другому лицу". Поэтому для реализации суброгации вполне можно применять правила, предусмотренные гл. 24 ГК РФ о переходе прав кредитора к другому лицу.

Следует отметить, что переход права требования от страхователя к страховщику осуществляется на основании закона, что допускается п. 1 ст. 382 и ст. 387 ГК РФ, на основании ст. 965 ГК РФ, в которой определено, что если договором страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит, причем в безусловном порядке, право требования к лицу, ответственному за убытки. Безусловность данного перехода усиливается другим положением указанной нормы закона, запрещающей исключение перехода к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки.

Законодатель придает суброгации (переходу права) диспозитивность, позволяющую сторонам договора страхования самим определиться с правом страховщика на суброгацию. И в то же время такое право страховщика презюмируется ст. 965 ГК РФ, если иное не оговорено в договоре страхования. В данном вопросе прослеживается неоднозначность позиции законодателя.

Диспозитивность, свойственная суброгации, в большей степени проявляется в правах страхователя, так как передача имущественных прав, тем более права требования, зависит от волеизъявления передающей стороны. В договорах страхования такую сторону представляет страхователь (выгодоприобретатель). Страховщику же в любом случае выгодно, чтобы страхователь (выгодоприобретатель) уступил ему право требования к лицу, ответственному за убытки, для покрытия расходов и поддержания устойчивости своего финансового положения. Поэтому реализация права на суброгацию по договорам имущественного страхования зависит от страхователя (выгодоприобретателя).

Если страхователь (выгодоприобретатель) откажется уступить страховщику свое право требования к лицу, ответственному за убытки, это обстоятельство не влечет за собой отказ страховщика от заключения договора страхования, так как страховщику в любом случае экономически целесообразно заключить договор имущественного страхования, получив за это страховую премию, нежели отказаться от этого из-за отсутствия суброгации.

Обосновать указанную позицию страховщика можно несколькими причинами. Во-первых, реальное право на суброгацию возникает у страховщика только после страховой выплаты, т.е. после наступления страхового случая, который может и не наступить. Соответственно, отказываясь от заключения договора страхования из-за отсутствия суброгации, страховщик тем самым лишает себя возможности получения дохода, который он сможет получить, оставив за собой страховую премию, если не наступит страховой случай.

Во-вторых, если страхователь (выгодоприобретатель) откажется уступить страховщику право требования, это позволит последнему увеличить стоимость страховой услуги, несмотря на то, что данное обстоятельство не влияет на величину тарифной ставки (нетто-ставка), а также не вероятность и случайность наступления страхового случая. Тем не менее стоимость страховой услуги страховщик может увеличить за счет нагрузки, т.е. остальной части тарифа (брутто-ставка) либо включить в договор страхования условие о франшизе. В страховой практике второе является наиболее распространенным.

Следовательно, потенциально обладая правом предъявления требования к лицу, ответственному за убытки, страхователь (выгодоприобретатель) оказывается перед следующим выбором: либо уступить это право требования, которое может не возникнуть, либо заплатить за это право, включив в договор условие о франшизе.

Конечно, страхователь (выгодоприобретатель) вполне может оставить за собой право требования к лицу, ответственному за причинение вреда, для самостоятельного востребования в последующем возмещения ущерба. Но в таком случае у страхователя (выгодоприобретателя) возникает двойное возмещение за один ущерб. То есть один раз он получает возмещение у страховщика за счет страховой выплаты, второй раз - у лица, ответственного за причинение вреда. Это экономически не оправдано и приводит к дополнительному неосновательному обогащению страхователя (выгодоприобретателя). Поэтому страхователю (выгодоприобретателю) целесообразно ограничиться возмещением своего ущерба за счет страховой выплаты, так как это удобно и быстро, а право требования к виновному лицу, соответственно, передать страховщику.

Следует отметить, что, возмещая страхователям (выгодоприобретателям) ущерб, страховщик осуществляет это не за счет собственных средств, а из специально созданного для этих целей страхового фонда, формируемого за счет страхователей. Получается, что при наступлении страхового случая страховщик никакого ущерба не претерпевает, однако при суброгации получает право требования на возмещение вреда, который наступил у страхователя (выгодоприобретателя), а не у страховщика. В связи с этим возникает вполне разумный вопрос о правомерности и целесообразности передачи прав по суброгации страховщику. В страховой доктрине данное обстоятельство является предметом оживленной дискуссии.

В.И. Серебровский, например, по этому поводу полагал, что право регресса (имеется в виду суброгация) не может быть оправдано, потому что за принятый на себя риск страховщик уже получил вознаграждение (премию). Предъявляя требование к виновнику ущерба, страховщик может получить даже больше того, чем он сам уплатил страхователю (включая полученные им премии). Взглядов В.И. Серебровского придерживается и Л.Г. Ефимова, которая полагает, что при выплате страхового возмещении страховая компания практически не несет никакого риска, так как, если страховой случай не наступит, она, естественно, никому ничего не платит. Если страховой случай наступит, она сначала платит, а затем получает уплаченное за счет своего же клиента. Следовательно, риск появления неблагоприятных имущественных последствий с заемщика на страховую компанию не переходит.

Ю.Б. Фогельсон, будучи в данном вопросе сторонником В.И. Серебровского и Л.Г. Ефимовой, также исследовал правомерность получения страховщиком возмещения в порядке суброгации. Но при этом он обосновывал свои воззрения иными аргументами, сетуя на то, что при выплате страхового возмещения обязательство, возникшее между потерпевшим и лицом, причинившим вред, прекращается исполнением (ст. 408 ГК РФ), так как вред возмещен. Следовательно, и замена кредитора в обязательстве становится невозможной, поскольку нет самого обязательства. Таким образом, переход к страховщику прав кредитора от выгодоприобретателя невозможен.

Иной точки зрения придерживается А.В. Чебунин, считая переход права требования к страхователю (выгодоприобретателю) экономически целесообразным и юридически обоснованным, так как в суброгации проявляется та или иная ее специфическая цель. Целесообразность суброгации автор видит в следующем: это способ снижения убыточности деятельности страховщика, это дисциплинирующий, воспитательный эффект суброгации, и, наконец, для получившего от страховщика страховую выплату лица суброгация выступает препятствием его неосновательному обогащению. Больший вес из всех указанных целей, полагает А.В. Чебунин, имеет цель - наказание причинителя вреда.

Сторонником А.В. Чебунина в вопросе о целесообразности передачи страховщику прав по суброгации является П.В. Киселев. Для обоснования своей точки зрения этот автор рассмотрел ситуацию, связанную с применением на практике положений п. 1 ст. 963 ГК РФ, согласно которым страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения, если страховой случай наступил в результате умышленных действий страхователя или выгодоприобретателя. Однако страховщик не вправе отказать в выплате страхового возмещения по договору страхования гражданской ответственности, далее пишет П.В. Киселев, если вред нанесен жизни или здоровью третьих лиц (пусть и умышленно), так как в дальнейшем возможно предъявление страхователю права требования в порядке суброгации. То есть целесообразность суброгации П.В. Киселев видит в зависимости страховой выплаты по договорам страхования гражданской ответственности от возможности получения страховщиком в порядке регресса суммы страховой выплаты у лица, виновного в причинении вреда, например, по правилам, предусмотренным ст. 1081 ГК РФ. Отрицать подобную точку зрения было бы не совсем верно. Тем более, что в определенных случаях страхования автогражданской ответственности законодатель фактически напрямую обусловил зависимость страховой выплаты от возможности предъявления в последующем регрессного требования к лицу, ответственному за причинение вреда. Так, в частности, согласно ст. 14 Закона об ОСАГО, страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу (страхователю, иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования) в размере произведенной страховщиком страховой выплаты.

Благодаря предусмотренному переходу прав по суброгации, отмечает М.И. Брагинский, оказываются удовлетворенными интересы всех трех участников соответствующих отношений. Так, страхователю тем самым гарантируется возмещение страховщиком причиненных убытков. Потребность в данной гарантии определяется тем, что причинитель вреда далеко не всегда обладает реальной возможностью возместить страхователю возникшие у последнего убытки (по крайней мере, если речь идет о случаях банкротства причинителя - юридического лица). Причинителю придется возместить причиненный им вред, но только однократно: либо потерпевшему - страхователю, либо страховщику, заменившему страхователя в деликтном обязательстве. Наконец, благодаря суброгации страховщик получает возможность компенсировать все то, что выплатил страхователю.

Остается сделать два небольших добавления к изложенным суждениям в пользу сторонников целесообразности суброгации в страховании. Суть первого дополнения сводится к экономической целесообразности суброгации.

Дело в том, что средства, полученные страховщиками в процессе реализации суброгации, образуют их доход, который в конечном счете является источником формирования нераспределенной прибыли страховщиков. Нераспределенная прибыль, в свою очередь, относится к собственным средствам страховщиков, которые в соответствии с п. 2 ст. 25 Закона о страховом деле входят в состав активов, гарантирующих финансовую устойчивость страховщиков. Последнее обстоятельство, по большому счету, является тем критерием, с учетом которого законодатель и предоставил возможность страховщикам получать обратное возмещение ущерба по страховым выплатам за счет суброгации, так как средства, получаемые страховщиками от реализации суброгации, в любое время могут быть использованы в качестве последующего рефинансирования в страховые выплаты.

Другое назначение суброгации заключается в ее воспитательной функции, о чем свидетельствует запрет законодателя на освобождение от ответственности лица, умышленно причинившего имущественный ущерб. Законодатель не разрешает, причем в императивной форме, участникам договора страхования исключать суброгацию в тех случаях, когда убыток причиняется лицом, умышленно причинившим вред. Предусмотренная законодателем диспозитивность, разрешающая сторонам договора страхования самостоятельно предусматривать право страховщика на суброгацию, применима и допустима только в случаях неосторожного причинения убытка. В остальном (в случаях умышленного причинения вреда) закон, напротив, требует обязательной реализации страховщиком прав по суброгации, при этом преследуя цель недопустимости освобождения лица, умышленно причинившего убыток, от имущественной ответственности. В этом, собственно, и заключается воспитательная роль суброгации.

Законодателем установлено, что суброгация может быть применена и использована только в договорах имущественного страхования, но не в договорах личного страхования. Данный подход законодателя обусловлен тем, что суброгация, как было указано выше, является правовой конструкцией, согласно которой происходит замена кредиторов по общим правилам гл. 24 ГК РФ. Согласно ст. 383 ГК РФ, переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности, требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, не допускается. Именно последнее обстоятельство препятствует применять суброгацию в договорах личного страхования.

Дело в том, что в результате причинения вреда жизни или здоровью происходит ухудшение состояния здоровья определенного физического лица, являющееся неразрывной частью личности данного лица, т.е. вред причиняется конкретному физическому лицу. Для устранения данного вреда необходимо восстановить здоровье физического лица, после чего можно считать, что причиненный вред ликвидирован. Соответственно, требовать в качестве кредитора восстановления здоровья вправе только то физическое лицо, здоровью которого причинен вред. Передать такое право требования другому лицу невозможно. Именно поэтому право суброгации по договорам личного страхования законом не допускается, так как невозможно передать состояние здоровья застрахованного лица страховой компании.

Реализация прав по суброгации подразделяется на два основных этапа. Первый этап предусматривает процедуру, связанную с осуществлением страховщиком предусмотренных законом мероприятий, способствующих возникновению у него права на суброгацию. С этой целью страховщику достаточно предусмотреть в условиях страхования оговорку о безусловном праве на суброгацию, не допуская при этом каких-либо исключений из данного правила.

Второй этап заключается в фактической или, можно сказать, в практической реализации страховщиком прав по суброгации, которые возникают лишь после выплаты страхователю (выгодоприобретателю) страхового возмещения. До удовлетворения имущественных требований первоначального кредитора - страхователя (выгодоприобретателя) к новому кредитору (страховщику) не переходят права требования к лицу, ответственному за убытки. Эти права принадлежат первоначальному кредитору до момента удовлетворения его требований.

Поэтому на практике следует проводить строгое различие между правом на суброгацию, которое возникает с момента заключения договора страхования, и правом на реализацию суброгации, которое возникает после выплаты страхового возмещения.

Особое значение в практической реализации прав требований по суброгации имеют размеры, в пределах которых страховщик вправе выдвигать требования в отношении лица, ответственного за причинение ущерба. Эти пределы установлены законом, строго ограничиваются размером выплаченной страховщиком суммы страхового возмещения и их нельзя превышать, независимо от каких-либо дополнительных затрат, произведенных страховщиком для осуществления страховой выплаты.

При осуществлении страховой выплаты страховщик выплачивает страхователю (выгодоприобретателю) страховое возмещение, во-первых, в пределах предусмотренной договором страхования страховой суммы и, во-вторых, в размере убытка, наступившего вследствие страхового случая, не более. Все остальные расходы, которые были понесены страховщиком для осуществления страховой выплаты, не могут включаться в состав суброгационных требований.

Так, в частности, обобщая судебную практику, связанную с реализацией страховщиками прав по суброгации, ВАС РФ в Информационном письме от 28 ноября 2003 г. N 75 в п. 18 указал, что требование страхователя к причинителю вреда переходит к страховщику в порядке суброгации только в той части выплаченной страхователю суммы, которая рассчитана в соответствии с договором страхования.

Указанные выводы были сделаны ВАС РФ в связи с рассмотрением требования страховщика о взыскании с лица, ответственного за причинение вреда, расходов, рассчитанных и произведенных страховщиком согласно калькуляции восстановительного ремонта, составленной с учетом цен на момент составления калькуляции, а не на момент наступления страхового случая, как это предусмотрено договором страхования. Не признав требования страховщика обоснованными, ВАС РФ указал, что при суброгации к страховщику переходит только часть требования, имеющаяся у страхователя к причинителю вреда, равная по размеру страховому возмещению. Размер страхового возмещения, в свою очередь, должен определяться по правилам, установленным в договоре страхования.

Если расчет выплаченного страхового возмещения производился по иным правилам, чем указано в договоре страхования, при определении размера подлежащего удовлетворению требования страховщика к причинителю вреда, из суммы, выплаченной страховщиком страхователю, исключается выплата, не предусмотренная договором.

Страховщик не вправе требовать от причинителя вреда сумму, которую он выплатил страхователю с нарушением условий договора страхования.

В другом случае страховщик обратился в суд с требованием о взыскании в порядке суброгации с виновного лица ущерба в виде расходов по оплате экспертных услуг, произведенных страховщиком для определения размера причиненных страхователю убытков вследствие наступившего страхового случая (п. 19 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2001 г. N 75). Рассмотрев указанное требование страховщика, ВАС РФ также признал его необоснованным, указав нижеследующее.

Согласно ст. 965 ГК РФ к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Страховщик не имеет права требовать возмещения стоимости экспертизы, так как указанные расходы страховщика не являются страховым возмещением, а направлены на определение размера убытков. Эти расходы относятся к обычной хозяйственной деятельности страховщика и не подлежат взысканию с лица, ответственного за причиненный вред.

Кроме изложенных обстоятельств, ВАС РФ указал также, что не подлежат возмещению в порядке суброгации проценты, уплаченные страховщиком страхователю, за просрочку выплаты страхового возмещения. В частности, ВАС РФ отметил, что лицо, ответственное за убытки, возмещенные в результате страхования, не отвечает за просрочку, допущенную страховщиком. Проценты были выплачены страховщиком из-за несвоевременного исполнения им собственного обязательства перед страхователем и не могут быть взысканы в порядке суброгации (п. 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. N 75).

Поскольку правовая конструкция суброгации возникает в порядке цессии на основании закона и по правилам гл. 24 ГК РФ, в страховой практике зачастую встает вопрос о необходимости получения согласия у должника на уступку прав требования третьим лицам (страховщикам). Подобные вопросы необходимо решать, когда ответственность лица за причинение вреда страхователю возникает на основании договорного, а не деликтного обязательства, например, из договоров купли-продажи, подряда или перевозки.

Указанный вопрос был также предметом исследования ВАС РФ, что нашло отражение в п. 10 Информационного письма от 28 ноября 2003 г. N 75.

Так, в частности, ВАС РФ, рассмотрев требование страховщика, уплатившего страхователю возмещение по договору страхования предпринимательского риска, к контрагенту последнего как к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, в порядке суброгации, указал, что страховщик при страховании риска убытков, причиненных контрагентами страхователя, приобретает права в порядке суброгации, если иное не предусмотрено договором имущественного страхования.

Возражая против требования страховщика, контрагент страхователя указал, что договор подряда предусматривает необходимость получения его сторонами согласия на уступку прав требования третьим лицам, а он такое согласие не давал.

Рассмотрев данное возражение, ВАС РФ, в свою очередь, указал, что положения ст. 965 ГК РФ устанавливают изъятие из общего правила п. 2 ст. 382 ГК РФ о необходимости согласия должника на переход к другому лицу прав кредитора, когда такое условие предусмотрено договором между должником и кредитором. Положения гражданского законодательства о страховании позволяют исключить право страховщика по договору имущественного страхования (страхования предпринимательского риска) на суброгацию в случаях, когда это предусмотрено договором страхования. В договоре страхования по рассматриваемому спору такой запрет отсутствовал, в связи с чем требования страховщика по суброгации подлежат удовлетворению (п. 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. N 75).

Фактическая реализации прав требования по суброгации должна осуществляться в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 965 ГК РФ, согласно которому перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

У страхователя право требования к лицу, ответственному за убытки, может возникнуть только по двум основаниям:

- на основании договора, заключенного между страхователем (выгодоприобретателем) и его контрагентом, по условиям которого на последнего может быть возложена ответственность за причиненный ущерб в связи с ненадлежащим исполнением своих обязательств по договору;

- на общих основаниях возмещения вреда, когда у лица, причинившего вред, возникает обязательство по возмещению этого вреда страхователю в соответствии с гл. 59 ГК РФ (так называемое деликтное обязательство).

Первую группу обязательств, на основании которых у страхователя возникает право требования к лицу, ответственному за убытки, могут составлять любые правоотношения, установленные между страхователем и его контрагентом по поводу владения, пользования и распоряжения имуществом, которое является предметом страхования по договорам страхования имущества или предпринимательского риска. Это могут следующие договоры:

- договор купли-продажи товара, который застрахован от рисков утраты или повреждения в страховой организации;

- договор аренды помещения, которое застраховано в пользу собственника помещения;

- договор перевозки груза, согласно которому перевозимый груз застрахован в пользу грузоотправителя или грузополучателя;

- договоры лизинга, хранения, залога, ссуды и т.п.

Поэтому для реализации прав требования по суброгации страховщику необходимо строго следовать правилам возмещения ущерба, которые установлены законом или соглашением между страхователем (выгодоприобретателем) и его контрагентом на основании указанных выше договоров. Эти правила включают в себя ряд мероприятий, которые необходимо провести для получения возмещения в порядке суброгации.

1. Прежде всего следует отметить, что требование о возмещении ущерба можно предъявить к лицу - контрагенту страхователя, которое является ответственным в силу закона или договора за надлежащее исполнение обязательства. Общим основанием для возложения на лицо ответственности за нарушения обязательства является правило, предусмотренное ст. 401 ГК РФ, согласно которому лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность только при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Следует также отметить, что лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для использования товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Прежде чем начать процедуру по реализации права требования к лицу - контрагенту страхователя (выгодоприобретателя), страховщику необходимо доподлинно установить ответственность этого лица, для чего нужно определить его виновность с учетом обстоятельств непреодолимой силы и предпринятых им мер для надлежащего исполнения обязательств. Данное мероприятие в действиях страховщика должно быть в числе первоначальных, которые необходимо провести для практической реализации прав по суброгации, так как недоказанность вины контрагента снимает с него гражданско-правовую ответственность по обязательству перед страхователем (выгодоприобретателем), автоматически исключает суброгацию и, как следствие, все последующие действия страховщика в данном направлении.

Рассматривая судебное дело N КГ-А40/888-2-05 по жалобе страховой компании, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 26 сентября 2005 г. отклонил жалобу страховщика, указав, что материалами дела не доказана причинно-следственная связь между действиями ответчика по экспедированию груза и возникшими у страхователя убытками, в связи с чем к страховщику не перешло право требования возмещения ущерба в порядке суброгации, а значит, исковые требования подлежат отклонению как не подтвержденные материалами дела и надлежащими доказательствами.

2. Другим мероприятием, которое необходимо осуществить страховщику для реализации прав требования по суброгации, является определение сроков исковой давности, позволяющих ему реализовать свое право, так как по некоторым видам обязательств законодательством предусмотрены сокращенные сроки исковой давности, в отличие от общего трехгодичного срока. Поэтому для предъявления требований к лицу, ответственному за убытки, причиненные страхователю (выгодоприобретателю), страховщику необходимо установить два обстоятельства:

- срок исковой давности по конкретному обязательству, установленный законом;

- начало течения срока исковой давности.

Относительно первого обстоятельства следует отметить, что в действительности для некоторых видов обязательств законом предусмотрены специальные - сокращенные сроки исковой давности. Например, согласно ст. 725 ГК РФ срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда, составляет один год, а в отношении зданий и сооружений - три года.

Другой пример. Согласно ст. 797 ГК РФ до предъявления к перевозчику иска, вытекающего из договоров перевозки груза, необходимо обязательно предъявить ему претензию в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом или кодексом, а именно:

- Воздушным кодексом РФ от 19 марта 1997 г. N 60-ФЗ;

- Федеральным законом от 10 января 2003 г. N 18-ФЗ "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации";

- Уставом автомобильного транспорта РСФСР, утвержденным Постановлением Совета Министров РСФСР от 8 января 1969 г. N 12;

- Кодексом торгового мореплавания РФ от 30 апреля 1999 г. N 81-ФЗ;

- Кодексом внутреннего водного транспорта РФ от 7 марта 2001 г. N 24-ФЗ.

Кроме того, иск к перевозчику может предъявить грузоотправитель или грузополучатель в случае полного или частичного отказа перевозчика удовлетворить претензию либо неполучения от него ответа в 30-дневный срок. При этом срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза, устанавливается в один год с момента, определяемого в соответствии с перечисленными выше транспортными уставами и кодексами.

Другим обстоятельством, связанным со сроком исковой давности, является определение момента, с которого необходимо отсчитывать этот срок, т.е. начало течения срока исковой давности, так как неверный отсчет может привести к просрочке предъявления страховщиком прав требования по суброгации. Порядок отсчета срока исковой давности установлен ст. 200 ГК РФ, основным правилом которого является то, что его течение начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются ГК РФ и иными законами.

По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения. По обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока.

Для регрессных требований, к которым можно по аналогии приравнять требование, возникающее по суброгации, законодатель предусмотрел специальное правило для отсчета срока исковой давности, согласно которому течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства (п. 3 ст. 200 ГК РФ). Если учесть, что основное обязательство, на основании которого возникает право требования по суброгации, - это договор имущественного страхования, то моментом исполнения по данному обязательству является момент уплаты страхового возмещения.

Учитывая, что при суброгации происходит перемена лиц в обязательстве путем замены кредиторов, следует обратить внимание еще на одно правило, установленное ст. 201 ГК РФ, согласно которому перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

3. В процессе реализации прав по суброгации особое значение имеет соблюдение процедуры претензионного или досудебного порядка урегулирования споров, возникающих из обязательства между страхователем (выгодоприобретателем) и его контрагентом, если данный порядок установлен федеральным законом или предусмотрен договором, так как только при соблюдении указанного порядка страховщик в случае необходимости приобретает право на обращение в суд за защитой своих имущественных интересов по суброгации. Кроме прочего данное правило предусмотрено ст. 14 АПК РФ.

Последствием несоблюдения указанного порядка может быть оставление судом искового заявления без рассмотрения по правилам, установленным ст. 148 АПК РФ, а именно арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом (в нашем случае страховщиком) не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком - контрагентом страхователя (выгодоприобретателя), если это истребование всех необходимых документов для реализации прав требования по суброгации, а страхователя, соответственно, корреспондирующей обязанностью. Так, в частности, согласно п. 3 ст. 965 ГК РФ страхователь (выгодоприобретатель) обязан передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления страховщиком перешедшего к нему права требования. Практическая реализация данного положения должна осуществляться по инициативе и при активной роли страховщика, который должен истребовать у страхователя (выгодоприобретателя) весь перечень документов, необходимых страховщику для возмещения ущерба в порядке суброгации.

Получение у страхователя документов, доказательств и сведений для последующей реализации прав требования по суброгации является одним из самостоятельных направлений деятельности страховой организации, которая включает в себя комплекс действий с привлечением специалистов в области юриспруденции.

В первую очередь представители юридических подразделений страховой организации устанавливают наличие или отсутствие у страхователя (выгодоприобретателя) в наступившем страховом случае права требований к лицу, ответственному за убыток, возникший вследствие страхового случая. С этой целью прежде всего необходимо установить обстоятельства, связанные с причиной наступления страхового случая, а именно, из-за чего наступил страховой случай - противоправных действий третьих лиц или обстоятельств непреодолимой силы, в том числе стихийных бедствий, природных и техногенных явлений (удар молнии, наводнение, ураган, катастрофа и т.п.).

О наличии суброгации можно утверждать только в том случае, если убыток вызвали противоправные действия лиц, влекущие гражданско-правовую, уголовную или административную ответственность. При этом гражданско-правовая ответственность может наступить в двух случаях - при неисполнении или ненадлежащем исполнении контрагентом страхователя (выгодоприобретателя) условий заключенного со страхователем договора, а также вследствие причинения третьим лицом вреда страхователю (выгодоприобретателю).

Убедившись в том, что в наступившем страховом случае имеются признаки суброгации, страховщик приступает к следующему этапу, который заключается в сборе доказательств, подтверждающих наличие суброгации. К таким доказательствам законодатель причислил документы, сведения и прочие доказательства, которые страховщик вправе истребовать у страхователя (выгодоприобретателя) для последующего представления их лицу, ответственному за убыток. Как правило, в состав доказательств входят те виды доказательств, которые предусмотрены процессуальным законодательством. А именно, согласно п. 2 ст. 64 АПК РФ допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения работников и представителей контрагента страхователя (выгодоприобретателя), заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи и иные документы и материалы, подтверждающие ответственность контрагента за причиненный страхователю (выгодоприобретателю) убыток.

В качестве документальных доказательств могут быть истребованы, например, транспортные документы, складские документы, счета, договоры, документы из официальных государственных органов (постановления о возбуждении уголовного дела или дела об административном правонарушении), претензии, иски, акты о признании претензий, акты о взаимной задолженности и взаиморасчетах, протоколы и акты осмотра места происшествия страхового события и т.п.

Кроме того, могут быть истребованы вещественные доказательства в виде вещей, изъятых с места страхового события и приобщенных к материалам дела. Следует отметить, что при осмотре места страхового события для установления причин возникновения страхового случая и определения размера убытка страховщику необходимо в обязательном порядке пригласить на осмотр лицо, ответственное за причиненный страхователю (выгодоприобретателю) убыток, или его представителя.

Немаловажное значение для реализации прав по суброгации имеют заключения экспертов, сюрвейеров и других специалистов в области страхования, подготовленные по инициативе страхователя или страховщика, с выводами о причинах наступления страхового случая и возникновения ущерба.

Сбор, анализ и обобщение всех полученных страховщиком доказательств позволят ему сделать вывод о наличии или отсутствии суброгации в обстоятельствах наступившего страхового случая. Отсутствие суброгации может быть вызвано тремя причинами:

- отсутствие у страхователя (выгодоприобретателя) права требования к третьему лицу в связи с тем, что страховой случай наступил по обстоятельствам иным, нежели виновные действия такого лица;

- отказ страхователя (выгодоприобретателя) от своего права требования к лицу, ответственному за убытки;

- осуществление права требования по суброгации стало невозможно по вине страхователя, когда он умышленно или по неосторожности не предпринял необходимые процессуальные процедуры для обеспечения этого права, например, не направил или несвоевременно направил перевозчику претензию о недостаче груза (товара) или пропустил сокращенный срок исковой давности, не обеспечил документирование и фиксацию недостачи груза (товара) с участием перевозчика или экспедитора и т.п.

Если невозможность реализации страховщиком права требования по суброгации вызвана указанными выше виновными действиями страхователя (выгодоприобретателя), страховщик на основании п. 4 ст. 965 ГК РФ освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения. Данное положение позволяет страховщику, во-первых, не выплачивать страховое возмещение как полностью, так и в части, если по вине страхователя (выгодоприобретателя) страховщик будет лишен права на суброгацию, несмотря на то, что страховой случай наступил, вследствие чего страхователю (выгодоприобретателю) причинены убытки, во-вторых, потребовать возврата уплаченной суммы страхового возмещения.

Права, предоставленные законодателем страховщику, небезосновательны, о чем свидетельствуют следующие предпосылки.

Вводя в страховые правоотношения институт суброгации, законодатель обусловливает реализацию данного института волеизъявлением страхователя (выгодоприобретателя), предоставляя ему диспозитивное право по уступке страховщику своих требований к виновному за ущерб лицу. Если по условиям договора страхования страхователь уступает свое право требования на возмещение вреда страховщику, то тем самым страхователь возлагает на себя бремя, т.е. обязательство, по обеспечению всех необходимых мер и процедур по передаче этих прав. При этом, учитывая, что институт суброгации, а также порядок реализации прав по суброгации предусмотрены законодателем, последствия несоблюдения данных правил также определены законом. Данный механизм можно рассматривать как предусмотренную законодателем меру обеспечения исполнения страхователем (выгодоприобретателем) законных прав страховщика по возмещению ущерба в порядке суброгации.

Освобождение законодателем страховщика от выплаты страхового возмещения по причине необеспечения страхователем (выгодоприобретателем) своими виновными действиями права требования к лицу, ответственному за убытки, является вполне обоснованной мерой воздействия на страхователя (выгодоприобретателя). Причем данная мера воздействия обеспечивается не только освобождением страховщика от выплаты страхового возмещения, но и правом на истребование у страхователя (выгодоприобретателя) ранее выплаченной суммы возмещения как полностью, так и в части. В процессуальном праве аналогичное юридическое действие именуется поворотом исполнения.

Усиливая, таким образом, позицию страховщика в процессе реализации им права требования по суброгации, законодатель тем самым вносит определенный паритет во взаимоотношения страховщика и страхователя.

Следует также отметить, что уступка страхователем (выгодоприобретателем) страховщику права требования по суброгации происходит в момент подписания договора страхования, когда страхователь (выгодоприобретатель) предусматривает в договоре страхования переход к страховщику права на возмещение вреда. Данной договоренностью страхователь (выгодоприобретатель) возлагает на страховщика в некотором роде функции своего контрагента - должника, связанные с исполнением последним обязательств по договору с первым в виде страховой выплаты. Договариваясь со страховщиком о получении исполнения вместо своего контрагента при наступлении страхового случая, страхователь (выгодоприобретатель) в безусловном порядке и в полной мере обязан обеспечить страховщику возможность получения им возмещения ущерба от лица, его причинившего. Именно с этой целью законодатель предусмотрел в п. 4 ст. 965 ГК РФ перечень последствий неисполнения страхователем (выгодоприобретателем) своих обязанностей по обеспечению страховщику возможности по реализации прав по суброгации.

Выше были раскрыты особенности перехода к страховщику прав страхователя (выгодоприобретателя) на возмещение ущерба, возникающего из договора между страхователем (выгодоприобретателем) и его контрагентом. Далее следует раскрыть особенности перехода прав по суброгации к лицу, ответственному за причинение вреда, возникающих из внедоговорных (деликтных) обязательств.

Первой особенностью данного перехода прав к лицу, ответственному за причинение страхователю (выгодоприобретателю) ущерба, является основание возникновения у лица обязательства перед страхователем (выгодоприобретателем). Таковым основанием является внедоговорное деликтное обязательство, которое регулируется правилами, предусмотренными гл. 59 ГК РФ, а ответственным перед страхователем (выгодоприобретателем) за причинение вреда, является не контрагент страхователя (выгодоприобретателя), а лицо, которое заранее, в момент заключения договора страхования, неизвестно сторонам.

Другой особенностью перехода прав по деликтным обязательствам является то, что у страхователя (выгодоприобретателя) право требования к лицу, ответственному за причинение ущерба (вреда), возникает только с момента наступления страхового случая, в то время как право требования, возникающее из договора к контрагенту страхователя, имеется до наступления страхового случая. Это обстоятельство влияет на процедуру передачи страхователем (выгодоприобретателем) страховщику документов, доказательств и сведений, необходимых последнему для реализации перешедшего к нему права требования.

В тех случаях, когда право требования возникает из договорных обязательств, у страхователя (выгодоприобретателя) и у страховщика имеется возможность заранее определить и предусмотреть перечень мероприятий, которые необходимо провести для реализации последним прав по суброгации. При деликтных обязательствах такой возможности у участников договора страхования нет.

В момент наступления страхового случая, если ущерб страхователю причиняется виновными действиями заранее неизвестного лица, страхователь (выгодоприобретатель) обязан приложить максимальные усилия и предпринять меры для оказания страховщику содействия в сборе всех необходимых документов и прочих доказательств для предъявления лицу, причинившему вред, требования о возмещении ущерба. В перечень указанных документов и сведений должны входить прежде всего доказательства, подтверждающие виновность лица, причинившего страхователю ущерб. Это могут быть решения судебных органов, постановления административных органов и другие документы.

Одной из необходимых процедур в данном мероприятии является вызов лица, причинившего ущерб, на освидетельствование и осмотр поврежденного имущества страхователя (выгодоприобретателя) для установления причин возникновения ущерба и определения его размера. Непроведение указанной процедуры может повлечь за собой в будущем возражения со стороны лица, которому вменяется ответственность, в части размера причиненного ущерба и причин его возникновения.

Следует также отметить, что с 1 июля 2003 г. в Российской Федерации действует Закон об ОСАГО, согласно которому владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, установленных данным законом и в соответствии с ним, за свой счет страховать в качестве страхователей риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств.

Обязанность по страхованию гражданской ответственности распространяется на владельцев всех используемых на территории Российской Федерации транспортных средств, за исключением случаев, предусмотренных п. 3 и 4 ст. 4 названного закона. Кроме того, согласно ст. 11 Закона об ОСАГО, потерпевший, намеренный воспользоваться своим правом на страховую выплату, обязан при первой возможности уведомить страховщика о наступлении страхового случая, после чего страховщик обязан возместить причиненный потерпевшему ущерб.

Если в результате дорожно-транспортного происшествия лицу причиняется ущерб в виде повреждения его транспортного средства, застрахованного по договору добровольного страхования имущества, данное лицо становится потерпевшим, у которого появляется возможность возместить свой ущерб двумя способами. В первом случае указанное лицо вправе получить страховое возмещение в качестве потерпевшего в соответствии с Законом об ОСАГО, обратившись в страховую компанию, в которой застрахована гражданская ответственность лица, причинившего ущерб. Во втором случае указанное лицо вправе получить страховое возмещение по договору добровольного страхования транспортного средства.

В случае реализации потерпевшим второго способа возмещения ущерба у страховой компании, выплатившей страховое возмещение, возникнет право на предъявление требования о возмещении ущерба в порядке суброгации лицу, причинившему ущерб. Данное право страховая компания может реализовать, обратившись за выплатой в другую страховую компанию, застраховавшую гражданскую ответственность лица, причинившего ущерб, в соответствии с Законом об ОСАГО. Для реализации указанной процедуры страхователь (выгодоприобретатель) после наступления страхового случая и получения страхового возмещения обязан совершить следующие действия.

Во-первых, он должен передать страховщику все документы по факту совершившегося дорожно-транспортного происшествия, в результате которого страхователю (выгодоприобретателю) был причинен ущерб. В основном это документы по делу об административном правонарушении, в том числе те, которые перечислены в п. 44 Правил ОСАГО, - справка о дорожно-транспортном происшествии, выданная органом милиции, отвечающим за безопасность движения, копия протокола об административном правонарушении, оформленного в связи с происшествием, копия постановления по делу об административном правонарушении, а также извещение о дорожно-транспортном происшествии (если оно заполнялось потерпевшим).

Во-вторых, страхователь (выгодоприобретатель) обязан до получения страхового возмещения представить свое поврежденное транспортное средство для осмотра, на который приглашают представителя страховой компании, застраховавшей гражданскую ответственность лица, причинившего ущерб, т.е. страховщика по ОСАГО, для проведения экспертизы.

Аналогичным образом осуществляется взаимодействие страхователя (выгодоприобретателя) со страховой организацией, с которой заключен договор страхования другого вида имущества или договор страхования предпринимательского риска, для реализации последним своих законных прав по суброгации.

Кроме суброгации в законодательстве имеется еще одна правовая конструкция, согласно которой страховая организация приобретает право требования к лицу, ответственному за причинение ущерба. Речь идет о праве регрессного требования страховщика, предусмотренном ст. 14 Закона об ОСАГО.

По своей правовой природе право регрессного требования схоже с правом на суброгацию. Такое сходство проявляется в следующих признаках. Прежде всего, это предпосылка возникновения права обратного требования, которой является причинение вреда. Регресс и суброгация выполняют воспитательную функцию, возлагая на виновное лицо, причинившее имущественный ущерб, гражданскую ответственность. Кроме того, как в регрессе, так и в суброгации всегда участвуют лица - причинитель вреда, потерпевший и лицо, возместившее вред.

Отличие суброгации от регресса заключается лишь в том, что при регрессном требовании возникает новое обязательство, а при суброгации нового обязательства нет, так как происходит замена кредиторов в существующем обязательстве.

Особенностью регрессных требований, возникающих на основании ст. 14 Закона об ОСАГО, является то, что в отличие от суброгации страховщик по ОСАГО имеет право предъявить регрессное требование не только к третьим лицам - причинителям вреда, но и к страхователю по договору страхования, т.е. своему контрагенту по сделке. На наш взгляд, это обусловлено тем, что одним из основных принципов Закона об ОСАГО является гарантия возмещения вреда потерпевшим, даже если вред причинен умышленными действиями страхователя или иных лиц, риск ответственности которых застрахован по договору обязательного страхования. С этой целью законодатель фактически обязал страховщиков выплачивать страховое возмещение, предоставив им взамен право обратного требования к страхователям и иным лицам, риск ответственности которых застрахован по договору обязательного страхования.
сущность страхования
правовое регулирование
методология расчетов
страхование в МЭО
участники страхования
Формы взаимодействия участников страхования:
элементы страхования
Copyright 2011-2013 © Страхование